Размер:
A A A
Кернинг:
AA AA AA
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

Место расположения:
г. Курган, ул. Советская, д. 107

Поколение несгибаемых

08.07.2020
   Продолжаем публиковать отрывки из очерка Доможирова Александра Яковлевича «Поколение несгибаемых», написанного им к юбилею Победы. Содержание очерка отражает жизнь не только его земляков, жителей села Елошное, но и всего сельского Зауралья той военной поры и первой послевоенной пятилетки. По словам автора, единственная цель его воспоминаний, «чтобы поколение, не знавшее войны и первых послевоенных лет, могло сравнить жизнь нынешнюю с жизнью нашей. Без знания прошлого не построить хорошего будущего, не испытать радости в настоящем, это давно и всем известная аксиома».  
Хитрому солдату у нас бы поучиться 
    В известной русской народной сказке проголодавшийся смекалистый солдат варил кашу из топора, ему бы у нас поучиться добывать себе пропитание. Все бы ничего, если бы нас не мучил постоянный голод, особенно зимой.
   Весной, когда оживала природа, оживали и мы. В огороде сходил снег, и вытаивали мелкие, величиной с боб картофелины, при перекопке находились клубни чуть покрупнее. Мы собирали их, промывали, высушивали, толкли в ступке. В истолченную массу добавляли немного муки, если она имелась, сушеной крапивы или лебеды и из полученного теста пекли оладьи и лепешки. 
   После схода снега торопились в лес, собирали полевой лук, кислятку (щавель), медунки, выкапывали луковицы саранок, на наклонных старых березах вырубали топором лунки и через соломинки пили березовый сок. 
   Особенно мы были рады прилету грачей, уток, куликов и чаек. В школе нас учили, что разорять гнезда птиц нельзя, но голод не тетка. У нас была дружная компания, всегда державшаяся вместе: Ванька-Шабала, Шурка-Агап, Толька-Бригадир и я. Ранним утром с рассветом мы, взяв по ведру, уходили от села за несколько километров в сторону деревни Кабаково, где недалеко от дороги среди кочковатого болота был сухой остров с сосновым бором, а на каждой сосне грачи строили по четыре-пять гнезд, мы то место называли грачевником. Сняв худенькие ботинки мы босиком по кочкам и не растаявшему еще льду пробирались на остров. Залазили на сосны, собирали из гнезд яйца, складывали их во взятые в зубы шапки и осторожно спускались с деревьев. Набрав полное ведро яиц, мы здесь же варили их на костре и съедали. Немного отдохнув, продолжали лазить по гнездам, каждому набирали еще по ведру яичек, но эту добычу уже несли домой. После наших набегов птицы все же успевали сделать вторую кладку и вывести птенцов.
    Наступало лето, в лесах вырастали большие заросли пучек (не знаю, как их научное название), с их стеблей мы обрывали большие листья, а сочные и съедобные стебли связывали в пучки и несли домой. Подрастали крапива и лебеда, ботва свеклы и моркови из них в семьях варили зеленые щи. Начинались ягоды и грибы, мы ведрами собирали их, вдоволь ели и на русской печи ягоды клубники и вишни, сушили впрок, на зиму, а грибы солили. За селом на степи было много норок сусликов, мы ловили их петлями из тонкой проволоки или конского волоса, снимали шкурки и сдавали в заготконтору, чтобы заработать себе денег на кино. В некоторых семьях, в том числе и у одного из моих друзей, тушки сусликов варили и ели. Жить становилось легче, в огороде подрастали морковь, свекла, ланда (брюква), огурцы и помидоры, созревал подсолнечник, а на колхозных полях горох, турнепс и тоже подсолнечник. 
   Посевы на полях охранял верхом на лошади, объездчик, которым обычно назначали самого сердитого мужика, по какой-то причине не призванного на фронт. На степи за огородами стояла высокая деревянная ветряная мельница с четырьмя большими крыльями – лопастями. По лопастям мы взбирались на самый верх и наблюдали за объездчиком, ждали, когда он уедет домой на обед. За это время успевали нарвать стручков гороха и молодых нежных корнеплодов турнепса, а семечки подсолнуха добывали ночью, заходили в середину поля, наклоняли к ведру шляпы и выколачивали семена палкой, срезать их было нельзя, иначе сразу было бы заметно посещение нами полей. Много было в селе и зарослей конопли, к концу лета созревали ее семена, мы срезали коноплю, разлаживали на тряпку и вымолачивали семена, это тоже была вкусная и питательная пища. Семена мака и конопли заготавливали на зиму, они служили хорошей начинкой для пирожков и шанег, а о наркотиках тогда и понятия не имели.
    В пресных озерах, на мелководье росло много рогоза, мы руками нащупывали и у корневища отрывали молодые шильца(ростки), прополаскивали их и с удовольствием ели.  
    Зимой питались тем, что запасли впрок: квашеной капустой, солеными огурцами и грибами, картофелем, из моркови, свеклы и брюквы делали сладкие паренки, а высушенные ягоды использовали вместо чайной заварки. Запасенных продуктов на всю зиму не хватало, особенно картофеля. Ближе к весне оставался только семенной картофель, клубни которого разрезали пополам, одну половину съедали, а вторую оставляли на посадку. 
    На корм скоту на фермы иногда привозили спрессованный в плитки жмых, состоящий из остатков после отжима масла семян подсолнечника, хлопчатника и сои. Большой радостью для нас было, когда матери приносили домой немного этого жмыха. Мы поджаривали его в печи и с удовольствием глодали, несмотря на то, что он был твердым как кирпич. 
      Такова была наша еда в военные и первые послевоенные годы.






Заметили ошибку?

Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Возврат к списку