Размер:
A A A
Кернинг:
AA AA AA
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

Место расположения:
г. Курган, ул. Советская, д. 107

Поколение несгибаемых

07.07.2020
    В адрес городского совета ветеранов пришло письмо от ветерана труда, жителя г. Макушино Доможирова Александра Яковлевича. Он к юбилею Победы, в Год Памяти и Славы написал очерк о тружениках тыла и детях войны «Поколение несгибаемых». Содержание очерка отражает жизнь не только его земляков, но и всего сельского Зауралья той военной поры и первой послевоенной пятилетки. По словам автора, единственная цель его воспоминаний, «чтобы поколение, не знавшее войны и первых послевоенных лет, могло сравнить жизнь нынешнюю с жизнью нашей. Без знания прошлого не построить хорошего будущего, не испытать радости в настоящем, это давно и всем известная аксиома». Сегодня мы начинаем публиковать некоторые отрывки из его очерка. 
    Мы здесь родились, росли и мечтали. 
   Большое село Елошное, старинное, купеческое, через центр его проходит знаменитый сибирский тракт. Официальных данных о его образовании не найдено, но по некоторым документам принято считать, что первым его основателем в 1690 году был крестьянин Трофим Николаевич Доможиров, возможно от него начался и наш род, род Доможировых. 
     В годы войны и первое десятилетие после ее окончания в селе были сельсовет, государственные почта, машинно-тракторная станция, маслозавод, больница, семилетняя и начальная школы, участковый милиционер, две библиотеки, четыре колхоза и сельпо с несколькими магазинами. Особо следует сказать о больнице, несмотря на то, что на фронтах не хватало врачей, наша участковая больница была укомплектована медперсоналом всех специальностей, был даже хирург, демобилизованный с фронта по ранению и ходивший на протезах. 
***
    Внезапно грянула война, ошеломила, сломала и исковеркала привычный ритм жизни и страны и людей. «Все для фронта, все для победы!»,- прозвучал ясный и четкий, как приказ, лозунг, ставший на долгие годы нерушимым законом к действию, усиленному святой верой в победу и в дальнейшую лучшую жизнь. Самые здоровые и трудоспособные мужчины и юноши ушли на фронт, их надо было заменить. От зари до зари, в любую погоду и время года, без выходных и отпусков работали колхозники с нашей улицы. Понимали односельчане, что не все вернутся с войны, потому, как наследников ушедших, жалели и старались уберечь нас от тяжелой, непосильной работы, но мы гордились, что работаем вместе со взрослыми, подменяем их. В горячую страдную сенокосную и уборочную пору работали по двенадцать часов. В сенометку мальчишки верхом на лошадях подвозили копны сена к зароду (стогу), мучила жара, атаковали полчища комаров и паутов, и никаких отпугивающих гелей и препаратов тогда не было и в помине. На конных граблях нам доверяли сгребать скошенное сено в валки. 
     В обед мы верхами ехали на озеро, поили, мыли и чистили лошадей, купаясь вместе с ними, чем восстанавливали наши силы. Здесь же в поле повариха варила обед, обычно простую кашу, которой по кружке выдавалась каждому. В уборку, после школы мы подменяли матерей и других женщин, на лошадях, запряженных в фургоны, возили зерно от комбайнов на ток, где, опять же сами, старались как можно быстрее плицами и ведрами разгрузить его. 
     Пыльной и тяжелой была работа на току, женщины за ручку крутили большое колесо, приводящее в действие веялки и триера (сортировки), сортировали и очищали зерно от отходов и здесь мы тоже помогали им. Все работы делались в ручную, электричества не было, его провели в село только в конце пятидесятых годов. Вечерами мы, несколько мальчишек, приходили в сушилку, сушили семенное зерно. Мы лопатами ворошили его, чтобы семена не подгорели. Здесь мы успевали полакомиться поджаренными на углях в жестяных протвешках пшеницей или горохом.
     Зимой мы тоже не оставались без работы. Завскладом привозила на неделю в каждую семью по мешку семенного зерна, вечерами, при свете керосиновой лампы, всей семьей садились за стол, кучками насыпали зерно, отделяли крупные, полновесные семенные зерна от сорняков и тощих зерен и так продолжалось до весны. Зимой у ребятишек было еще и особое задание, собирали древесную золу, складировали ее, а весной у нас золу принимали и как удобрение вывозили на поля. Мы гордились тем, что у нас, как и у взрослых, есть ведомость, в которой учитывают наш труд и начисляют трудодни. Были у нас и постоянные обязанности, на мальчишек и девчонок ложились все дневные домашние дела.
    Много сейчас говорят о войне. Все подсчитано: сколько ушло на фронт и погибло, сколько ранено, сколько выпущено снарядов, изготовлено техники и вооружения, но никто не подсчитал, какой громадной цифрой и материальными ценностями можно измерить детский и подростковый труд в военные и первые послевоенные годы. И надо честно признать, что без этого труда вряд ли была бы победа. Воспитанные трудом, научившиеся побеждать нужду и не бояться трудностей, поколение моих сверстников вполне заслуженно может называться несгибаемым поколением. 
*** 
    К концу лета нас все больше тянуло в школу, примеряли простенькие и дешевые рубахи и штаны, которые не каждый год удавалось купить, о костюмах и школьной форме мы и не мечтали. Никто не кичился своим внешним видом, пусть одежда была заштопанной и в заплатах, но лишь бы была чистой. Зимой ходили в телогрейках и валенках, которые часто чинили и их носили не один год. У нас не было школьных портфелей, а книги носили в сшитых домашними матерчатых сумках, похожих на нынешние целлофановые пакеты для продуктов. Все писали чернилами, простыми ручками с металлическими перьями и каждый носил в школу свою чернильницу, поставленную в маленький мешочек. Порошка и таблеток для чернил не хватало и мы научились делать их из сажи и отвара свеклы. Не хватало и тетрадей, писали на клочках газеты, на вырванных страницах отслуживших свой срок книг, но по предмету «чистописание» тетради были всегда, потому у учеников моего поколения понятный и красивый почерк.
    Много в школе было различных кружков и спортивных секций, спортивными снарядами и спортинвентарем, особенно лыжами, школа была обеспечена, имелись даже для метания копья, гранаты, ядра и диски. 
    Учитель был на селе самым уважаемым человеком, показательно, что при встрече с молоденькой учительницей старый седой дед первым здоровался, снимал шапку и слегка кланялся, он не умеющий писать и читать своим рассудительным крестьянским умом понимал, что именно учителя готовят ребятишек к лучшей жизни. Действительно учителя того времени были фанатами своей профессии, они учили нас истинным ценностям: знаниям, дружбе, поддержке друг друга и взаимовыручке, сохранении традиционных устоев и обычаев, уважительному отношению к старшим, людям другой национальности, любви к малой и большой родине. На первом плане стояло воспитание, воспитание трудом, без которого ничего в жизни достичь нельзя.
     Экзамены в школе проводились каждый год, начиная с четвертого класса. Я твердо уверен, что школа того времени давала глубокие, расширенные знания, которые современная школа к великому сожалению дать не может.






Заметили ошибку?

Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Возврат к списку